Не существует такой вещи, как ошибка

matj-mirra-alfassaПродолжение беседы Сатпрема с Матерью (Миррой Альфасса). 12 октября 1962 год…

Мать: Что будем делать? Есть другой афоризм?

(имеются в виду афоризмы Шри Ауробиндо)

Афоризм 79: Бог являет бесконечную Возможность. Поэтому Истина никогда не покоится; этим объясняется порождение Ошибки.

Афоризм 80: Послушаешь некоторых посвященных людей, так вообразишь, что Бог никогда не смеется; Гейне был ближе к цели, когда обнаружил в Гем божественного Аристофана.

Да, он подразумевает,  что то, что истинно в один момент времени, больше не истинно в другой момент.  И как раз это оправдывает порождение Ошибки.

Возможно, он имеет в виду, что нет такой вещи, как ошибка! 

Да, это одно и то же, это другой способ сказать то же самое. Иными словами, то, что мы называем ошибкой, когда-то было истиной.

Ошибка - это представление, ограниченное временем.

Но есть вещи, которые действительно могли бы показаться ошибками.

На мгновение.

Это просто впечатление:  все наши суждения мимолетны.  В один момент одна вещь, в следующий - нечто иное. И ошибка для нас существует лишь постольку,  поскольку мы видим вещи в последовательности, одну за другой; но не так Божественное может их увидеть, потому что все в Нем.

Просто попытайся на мгновение (смеясь), попытайся и вообрази себя Божественным! Все в тебе; ты просто играешь, привнося все в определенном порядке.  Но для тебя, в твоем сознании, все присутствует одновременно: нет ни времени,  ни прошлого, ни будущего, ни настоящего – там все вместе, любая возможная комбинация. Он просто играет, принося сначала одну  вещь,  а затем - другую;  но бедные малые внизу видят лишь малую часть целого и заявляют: "Здесь ошибка!" Как здесь ошибка? Просто потому что то, что они видят, является лишь малой частью.

Ясно, не правда ли?  Это легко понять.  Представление  об ошибке принадлежит времени и пространству.

То же самое относится и к ощущению,  что некая вещь не может одновременно БЫТЬ и НЕ БЫТЬ.  И все же вещи являются таким путем:  нечто одновременно есть,  и его нет.  Представление о времени,  о времени  и пространстве есть то, что дает представление об ошибке.

Сатпрем: Что ты подразумеваешь под тем,  что нечто есть и одновременно его нет?

Существует нечто,  и одновременно  существует  его противоположность. Ну, для нас не может быть "да" и "нет" в одно и то же время; но для Господа ПОСТОЯННО "да" и "нет" в одно и то же время!

То же самое относится и к нашему представлению о пространстве. "Я здесь", - мы говорим,  - "поэтому вас здесь нет".  Но я здесь и  ты здесь, и все здесь! (Мать смеется) Но ты не сможешь понять это, пока не выйдешь за пределы представления о пространстве и времени.

Это нечто,  что можно почувствовать очень конкретно,  если мы перестанем смотреть на вещи так, как мы обычно это делаем.

Многие из этих афоризмов были,  несомненно,  написаны в то время, когда сознание внезапно поднялось в Сверхсознание. Еще не было забыто, как выглядят  вещи обычным образом,  и теперь видно,  как они выглядят супраментальным образом.  И в результате возникает такая вещь, которая дает эту парадоксальную форму. Потому что одно не забыто, а другое уже воспринимается.

(долгое молчание)

Действительно, если ты внимательно посмотришь на вещи,  то будешь вынужден заключить,  что Господь разыгрывает грандиозную комедию  для Себя, что Манифестация - это комедия,  которую он разыгрывает с Собой и для Себя! 

Он поставил  Себя  в  роль зрителя и наблюдает за Собой.  А чтобы смотреть на Себя,  Он должен принять представление  о пространстве  и времени - иначе Он не смог бы смотреть на Себя! И немедленно разыгрывается вся комедия. Но это комедия и ничего больше!

А мы - марионетки, вот так! Вот почему мы воспринимаем это столь серьезно. Но как только мы перестаем быть марионетками,  то осознаем, что это комедия.

Для некоторых людей это настоящая трагедия.

Да, потому что мы делаем из этого трагедию.  МЫ делаем это трагедией.

Недавно я  сосредотачивала  на этом свое внимание.  Я смотрела на разницу между аналогичными событиями в жизни человеческих существ и  в жизни животных.  Если мы, ты отождествишься с животными,  то легко увидишь, что они вовсе не воспринимают вещи трагически - за  исключением тех, которые были в контакте с человеком. (Но тогда они не находятся в своем естественном состоянии; это переходное состояние, они - существа в переходном периоде от животного к человеку.) И, естественно, первая вещь, которую они перенимают у человека,  это его дефекты – это всегда легче всего перенять! И тогда они сами делают себя несчастливыми... ради ничего.

Так много вещей, так много вещей... Человеческие существа сделали ужасную трагедию из смерти.  И я видела, во всех этих недавних переживаниях, я видела, как множество, множество бедных человеческих существ разрушаются теми самыми людьми,  которых они больше всего любили!  Под тем предлогом, что они мертвы.

Люди устраивали им очень скверные времена.

Сатпрем: Разрушались?

Да, сжигались.  Или хоронились в ящике без воздуха и света - будучи ПОЛНОСТЬЮ СОЗНАТЕЛЬНЫМИ.  И просто потому что они больше не могли выражать себя, люди объявляли, что они "умерли". Они просто не тратили время, заявляя об их смерти!  Но они сознательны. Они сознательны. Вообрази кого-то, кто больше не может говорить или двигаться – согласно человеческим законам он "мертв". Он мертв, но он сознателен. Он сознателен, так что видит людей вокруг себя:  некоторые из них рыдают, другие... если он хотя бы чуть-чуть ясновидящий,  он также видит, что некоторые веселятся.  И тогда он видит, как его кладут в ящик, как опускается крышка,  запирая его:  "Ах,  теперь все кончено, они собираются предать меня земле!" Или же его берут  туда  [в крематорий]  и  тогда огонь в рот - когда он ПОЛНОСТЬЮ сознателен.

Недавно я переживала это.  Я видела это.  Прошлой или позапрошлой ночью, по крайней мере два часа, я была в неком мире - тонком физическом мире - где живущие смешиваются с мертвыми без  ощущения  разницы, там  совершенно нет разницы.

Например,  когда Мриду (старый повар Шри Ауробиндо, толстая как бочка) была в своем теле, обычно я видела ее по ночам,  может быть, раз в год (возможно, и реже). Годами она просто не существовала в моем сознании...  но после того,  как она оставила свое тело, я вижу ее почти каждую ночь! Там она такая же, как и была прежде (жест охвата чего-то очень толстого),  но больше не тревожащаяся,  это все.  Больше не беспокоящаяся. И там были как живые... что мы называем "живые" и "мертвые" - они были все вместе, ели вместе, гуляли вместе, развлекались вместе; и все в милом, спокойном свете - приятном, очень приятном. "Вот!",  - подумала я, - "и люди проводят резкую границу, говоря «Теперь он умер".  Умер!  И что в самом деле изумляет, это способ,  каким они считают тело несознательным предметом,  а тело все еще сознательно!

Тело рассматривается как предмет:  "Что теперь!  Давайте поскорее от него избавимся: какая досада, оно еще путается здесь под ногами." И даже те, кто наиболее опечален, не хотят видеть это; для них это слишком болезненно.

(молчание)

Где, где Ошибка? Где Ошибка?

В действительности  нет такой вещи,  как ошибка.  Есть лишь вещи, которые кажутся невозможными, поскольку мы не знаем, что Господь являет все возможности и может делать все, что Он пожелает и как пожелает.

Мы просто не можем пропустить это через свои головы:  "Это может быть, а то - нет", - стоим мы на своем.  Но это не верно! Все возможно, и только наша собственная глупость говорит, что нечто "не может быть".

Трудно сказать что-либо приемлемое для "Бюллетня".

(молчание)

Так что,  ты видишь,  что единственный,  кто не обеспокоен – это тот, кто наблюдает за шоу, потому что он знает все, что произойдет. Он имеет абсолютное знание обо всем,  обо всем, что происходит, произошло или произойдет - для него это все ОДНО присутствие.  И затем есть актеры, бедные актеры, которые даже не очень хорошо знают свои роли. Они озабочены и мучатся, потому что их заставляют разыгрывать нечто,  что они не знают.

Я имела очень сильное ощущение этого:  мы разыгрываем в комедии свои роли,  но мы не знаем, что это за комедия, где она происходит, откуда она пришла и о чем она. Мы едва ли знаем, что нам надлежит делать в данный момент. И, практически ничего не зная, мы озабочены. Но когда вы знаете все, то уже не можете беспокоиться - вы улыбаетесь. Должно быть,  Он очень развлекается, но для нас... И все же нам дается ПОЛНАЯ СИЛА развлекаться столь же много, как и Он. 

Мы просто должны не стараться делать это.

Сатпрем: Это нелегко!

Легко! Если это было бы легко, мы не уставали бы от этого!

Иногда действительно удивляешься,  почему, почему эта жизнь столь трагична?

Но, прежде всего, если жизнь была бы вечным очарованием, то мы бы даже не ценили ее,  потому что она была бы совершенно естественной - вот в чем дело:  мы не ценили бы ее, потому что она была бы совершенно естественной. И ничто не говорит о том, что мы не стремились бы тогда изменить этот маленький гвалт! Мы могли бы.

Возможно, об этом говорит история о земном рае... Люди в этом раю имели спонтанное знание:  они жили с тем же сознанием, что и животные, просто с тем, которого достаточно, чтобы получать маленькое удовольствие от жизни, ощущать радость жизни. Но затем они захотели узнать, почему и как и куда они направлялись и что им следует делать и т.д. – и так начались  все  беспокойства -… они устали быть умиротворенно счастливыми.

(молчание)

Я думаю, что Шри Ауробиндо хотел сказать, что ошибка является иллюзией подобно всему прочему,  что нет такой вещи,  как ошибка:  наличествуют все  возможности,  и поскольку они ДЕЙСТВИТЕЛЬНО присутствуют все вместе,  то они часто - и НЕОБХОДИМО противоречивы. Противоречивы в своей видимости.  Но то, что тебе следует сделать, это посмотреть на себя и спросить: "Что я называю ошибкой?". И если ты честно посмотришь и спросишь "Что я называю ошибкой?", то сразу же увидишь, как это глупо - нет ошибки, ты просто не можешь указать на нее пальцем.

Я не хочу говорить все это людям в "Бюллетне", мой дорогой – они сойдут с ума! Им нельзя давать вещи, которые они не смогут переварить. 

Есть человек,  которого я не хочу называть,  который прочел книги Шри Ауробиндо и думал, что понял их. Он следовал йогической дисциплине (как бы там ни было,  он "думал",  что делал йогу)...  и тянул на себя Силу. Сила отвечала...  (Мать смеется). У него стала раскалываться голова! Он испугался и написал мне. Вот точные его слова: "Эта Сила есть Сила Господа" (что верно,  совершенно верно),  "и она обернулась страхом. Поэтому  (Мать  смеется) страх является главным искажением Господа." Вот так.  Он прочел в книгах,  что Господь стоит за всем, что нет ничего, чего не было бы в Господе;  поэтому именно Господь исказился в Его манифестации, естественно... Сила Господа пришла, чтобы помочь ему и обернулась  страхом,  поэтому "главным  искажением Господа является страх"!

Если ты прочтешь это, то скажешь, что он "слетел с катушек".

Сатпрем: Да, рассуждая так, можно договориться до чего угодно!

Точно! Вот  что происходит,  когда ты даешь людям то,  что они не могут понять и усвоить: это порождает несвязность в их мозгах.

Так что ничто из этого не может быть опубликовано, хотя это прекрасно подходит для "Адженды". Как можно рассказать об этом людям?

(молчание)

Мне кажется,  что у Шри Ауробиндо был тогда  период восхождения, когда интуитивный  разум проникал и вступал в контакт со Сверхразумом, и это приходило в его мышление как вспышки света - воу!  И  затем  он написал эти вещи. Но если ты проследишь за движением, то увидишь Исток.

Вот что он явно подразумевает:  Ошибка является одной из бесчисленных, бесконечных возможностей ("бесконечное" означает, что абсолютно ничто не находится вне возможности бытия).  Так где же здесь  место ошибке? Именно  МЫ  называем это ошибкой, это совершенно произвольно.

"Это ошибка",  - говорим мы. Но в связи с чем? В связи с нашим суждением о том,  что истинно,  да,  но определенно, не в связи с суждением Господа, поскольку эта "ошибка" - часть Его!

Немногие люди могут вынести это расширение понимания. 

Когда я начинаю смотреть,  ты знаешь (Мать закрывает свои глаза), есть одновременно две вещи: та улыбка, та радость, тот смех и затем... тот мир! О, действительно, такой мир... Такой полный, светлый мир... и ТОТАЛЬНЫЙ: нет  больше  борьбы,  нет больше противоречий.  Нет больше борьбы. ЕДИНСТВЕННАЯ светлая гармония... и все же там все, все, что мы называем ошибкой, страданием, убогостью, это все там. НИЧТО нельзя убрать. Это другой способ видения.

(долгое молчание)

Нечего сказать - если  ты искренне хочешь от этого избавиться, это действительно не так трудно:  тебе не нужно ничего  делать, нужно просто предоставить все Господу. И Он все сделает. Он сделает это все, Он... это так чудесно! Так чудесно!

Он вбирает все,  даже то, что мы называем самым обычным разумением, и затем Он просто показывает тебе, как оставить это разумение, успокоить его (ум):  "Теперь успокойся, не шевелись, не беспокой меня; ты мне не нужен." И тогда дверь открывается - ты  даже  не  чувствуешь, что должен открыть ее;  она широко открыта,  и ты ведом на другую сторону.

Нечто Иное делает все это,  не ты. И затем... другой способ становится невозможным.

О, все это тяжелый труд, это усилие понять!

Борьба, головная боль - фью!... Абсолютно бесполезно, совершенно бесполезно. Это никуда не ведет, только к большой путанице.

Вы обнаруживаете,  что  столкнулись  с  так называемой проблемой: "Что мне сказать? Что мне делать? Как мне следует действовать?..." Нечего делать!  Нечего,  только сказать Господу:  "Ты видишь,  вот такая здесь ситуация." Это все.  И держаться очень спокойно. И спонтанно, не думая об этом,  без рефлексии,  без расчетов,  без того,  чтобы делать что-либо и когда-либо,  без малейшего усилия...  ты  делаешь  то,  что должно быть сделано.  Но именно Господь делает это,  больше не ты.  Он делает это,  Он выстраивает обстоятельства,  Он выстраивает людей,  Он вкладывает слова  в  твои уста или водит твоим пером - Он делает все, все, все,  все,  и тебе больше не нужно ничего делать,  ничего, только позволить себе жить в блаженстве.

Я начинаю убеждаться, что люди на самом деле не хотят этого. 

Но до этого происходит кропотливая подготовительная работа, чтобы расчистить путь для этого, и это тяжело, это трудно.

Тебе даже не нужно делать это! Он делает это для тебя.

Но есть постоянное вторжение: старый ум, старые мысли...

Да, по привычке все пытается вернуться на прежнее место.  Но все, что тебе нужно сделать,  это сказать: "Взгляни, Господи; посмотри, как все происходит." Это все. "Посмотри на это, посмотри на то, взгляни на этого идиота здесь..." и все кончено. Сразу же. И это изменение приходит автоматически, мой дорогой, без малейшего усилия. Просто... просто будь искренним,  иными словами, ПО-НАСТОЯЩЕМУ желай "правильной вещи".

Человек совершенно  осознает беспомощность,  крайнюю некомпетентность: все больше и больше я чувствую,  что эта амальгама материи,  клеток  и всего остального просто жалкая! Ничтожная.  Не знаю, при определенных условиях люди могут чувствовать  себя  мощными,  чудесными,  светлыми, компетентными... но  что  касается  меня,  это потому что они не имеют представления, что это на самом деле  такое!  Когда  вы по-настоящему увидите, что вы сделали из...  это ничто, в самом деле, ничто. Но возможно все, при условии... при условии, что вы позволите Господу делать это. Беда в том, что нечто всегда хочет действовать по-своему. Если бы такого не было...

Приходят люди,  поступают письма, возникают разнообразные обстоятельства и проблемы (теперь с этим покончено,  но некоторое  время - даже год  назад - это иногда составляло для меня проблему).  Хорошо, немедленно, я...  (Мать раскрывает свои руки  передо  лбом,  ладонями кверху, как бы предоставляя проблему Господу): "Здесь, Господь, взгляни на это." Все, что мне надлежит сделать, это (тот же жест): "Предоставляю это Тебе, Господи." И затем я замолкаю, просто ничего не делаю: "Я не сдвинусь,  пока Ты не двинешь меня,  я не буду говорить, пока Ты не заставишь  меня  говорить..."

И затем ты перестаешь об этом думать. Ты думаешь об этом только секунду,  достаточно, чтобы сделать это (тот же жест).  Это приходит таким образом, затем уходит наверх (жест, указывающий на проблему,  приходящую к Матери с одной стороны и посланную наверх). И позднее ты внезапно осознаешь,  что говоришь или действуешь, или принимаешь решение, или пишешь письмо, или... и все это делает Он.

Но можно быть наполненным превосходной доброй волей и все еще хотеть ДЕЛАТЬ вещи. Именно это все и усложняет. Или же поколеблена вера, утрачена вера  в способности Господа - ты думаешь,  что ты должен делать вещи,  потому что Он не знает, как их делать! (Мать смеется). Эта глупость широко распространена,  ты знаешь!  "Как Он может видеть эти вещи? Мы живем в мире Лжи,  как же Он может видеть Ложь...?" Но на самом деле Он действительно видит вещи, как и мы!

И я уж не говорю о людях без соображения, я говорю о рассудительных людях,  которые  пытаются...  В них еще где-то остается убеждение, даже в тех, кто знает, что мы живем в мире Неведения и Лжи и что есть – Господь, являющий всю истину.  Да, они рассуждают так, что как раз потому что Он являет всю истину, Он не поймет (Мать  смеется).  "Он  не поймет нашу ложь,  я должен сам иметь дело с этим." Это преобладающая, очень широко распространенная позиция.

Иногда люди  начинают много хлопотать,  чтобы объяснить Ему вещи: "Этим путем,  Ты видишь,  как это." И когда вы замолчите, то осознаете... О,  это  напоминает  мне  об одном переживании, которое я имела как-то ночью два года назад.  Это было в то время,  когда  Сверхразум внезапно вошел в клетки моего тела, и это дошло до мозга. Так что мозг ощутил присутствие чего-то (смеясь) значительно более мощного,  чем он обычно воспринимал! И, как идиот, он забеспокоился. Что касается меня (жест вверх или за пределы),  я все это видела, я видела, что мозг начал беспокоиться, поэтому я попыталась сказать ему, какой же он дурак, и просто утихомирить его.

Он действительно успокоился,  но... ты знаешь, в нем все бурлило, как если бы он был готов взорваться. Поэтому я сказала: "Ну,  хорошо,  пойдем к Шри Ауробиндо и спросим его,  что делать." Немедленно все улеглось... и я пробудилась в доме Шри Ауробиндо в тонком физическом - очень  материальное  ощущение, все  совершенно конкретно. Так я прибыла туда, или, скорее, не я, а сознание тела туда прибыло и начало объяснять Шри Ауробиндо,  что произошло - оно  было очень возбуждено,  все тараторя  и тараторя.  Ответом была загадочная улыбка и затем… ничего.  Он просто смотрел. Загадочная улыбка – ни слова. Все возбуждение улеглось.  Лицо из бесконечности.  Возбуждение улеглось.

Затем было время ланча Шри Ауробиндо (люди там едят -  иным образом). Поэтому,  чтобы не беспокоить его, я пошла в другую комнату.

Он пришел туда спустя некоторое время и встал передо мной  (я – мое физическое существо,  то есть,  мое физическое сознание - имело время успокоиться). Я встала на колени и взяла его  руку (ощущение  ГОРАЗДО более сильное,  чем что-либо физическое,  мой дорогой!);  я поцеловала его руку. Он просто сказал: "О! Это лучше." (Мать смеется).

Я опускаю все детали (это было долго;  длилось час),  но внезапно он вышел из комнаты,  оставив меня одну (выразив жестом то, что он хотел сказать  мне,  и  я  поняла).  И затем я просто как бы сделала шаг (жест перешагивания через порог),  и обнаружила себя лежащей снова  на своей кровати. И в этот момент я сказала себе: "Действительно! Мы создаем всевозможные усложнения, а это так просто: вам просто нужно пойти так (тот же жест) и вы там; затем вы идете так (тот же жест в противоположном направлении), и вы снова здесь."

(молчание)

Все это теперь старая история - ОЧЕНЬ старая.  Сейчас уже  вовсе не так.

О, мы просто впустую усложняем вещи!

Все это ты не можешь использовать каким-либо образом;  это напрямую адресуется "Адженде".

Сатпрем: Часто я удивляюсь:  когда молишься Господу,  когда хочешь сказать Ему, что  что-то неправильно,  я всегда чувствую, что необходимо очень сильно концентрироваться,  потому что ты должен  призывать нечто Удаленное. Верно ли это? Или же на самом деле...

Это зависит от нас!

Лично я,  ты знаешь,  пришла к тому,  что чувствую Его везде, все время, все время, до степени физического контакта (это тонкое физическое, но физическое):  в вещах,  в воздухе,  в людях...  подобно  этому (Мать сдавливает  свои  руки перед своим лицом).  Поэтому мне не нужно далеко идти!  Мне просто нужно сделать это (Мать  обращает  свои  руки немного внутрь), одна секунда концентрации - и Он здесь! Потому что Он здесь, ты знаешь, Он повсюду.

Он далек лишь тогда, если мы думаем, что Он далек.

Конечно, когда мы начинаем думать о всех зонах, о вселенских планах сознания,  и что это все путь,  путь,  путь к Нему, вверх, в конце всего этого,  да... тогда он действительно становится очень удаленным, действительно очень удаленным!

(Мать смеется). Но если мы думаем, что Он везде, во всем, тогда ОН ДЕЙСТВИТЕЛЬНО во всем, и только наш способ восприятия вещей удерживает  нас от того,  чтобы видеть и чувствовать Его, и все, что нам нужно сделать,  это (Мать поворачивает свои  руки внутрь)... такое вот движение, подобно такому движению (Мать поворачивает руки попеременно внутрь и наружу),  тогда это становится  совершенно конкретным:  ты идешь сюда (жест вовне), и все становится искусственным – тяжелым, сухим, ложным, ущербным,  искусственным;  ты идешь туда (жест внутрь), и все необъятно, спокойно, светло, умиротворенно, грандиозно, радостно.

И просто это... или то (Мать попеременно поворачивает руки внутрь и наружу). Как? Где? Это невозможно описать, но это единственно - единственно - движение  сознания,  ничего более. Движение сознания.  И разница между истинным и ложным сознанием становится все более и более...  точной и в то же время ТОНКОЙ: вам не нужно делать "великие" вещи,  чтобы выбраться из этого.

Прежде обычно было ощущение жизни ВНУТРИ нечто,  и требовалось огромное усилие интериоризации, концентрации, поглощенности, чтобы избавиться от этого; но теперь я чувствую это как нечто, что принимаешь (Мать ставит свои руки перед своим  лицом как экран),  нечто подобное тонкой маленькой корке, очень тяжелой - податливой, но очень тяжелой, очень сухой, очень тонкой, очень тонкой... нечто подобное маске, которую ты надеваешь - затем ты идешь туда (жест), и это кончено.

Предвижу, что наступит время, когда больше не будет нужно осознавать маску: маска будет столь тонка, что мы сможем видеть, чувствовать и действовать через нее, и не будет нужно снова надевать ее.

Вот что начинает происходить.

Но это Присутствие во всех вещах... Это Вибрация - Вибрация, содержащая все. Вибрация, содержащая некую бесконечную мощь, бесконечную радость, бесконечный мир, и безмерность, Безмерность, БЕЗМЕРНОСТЬ; это безгранично... Но это единственно Вибрация,  это не... О, Господи! "Об этом нельзя помыслить, поэтому это невозможно описать.

Если ты думаешь... как только ты начинаешь думать,  это все та же старая  "кухня". 

Вот почему ты не можешь ничего сказать.

Действительно, Он далеко,  потому что ты думаешь,  что Он далек. Если бы ты мог просто,  знаешь ли, подумать о Нем, что Он прямо здесь, подобно (жест приближения к лицу),  касаясь тебя... если бы ты мог это чувствовать. Это  не  как прикасаться к другому человеку,  это не так. Это не нечто чуждое, внешнее, приходящее к тебе снаружи - нет! Это... везде.

Было время, когда я обычно заворачивалась в некий шар Внутри. При малейшей трудности я становилась прямо как окружность.  Все сворачивалось в некий шар Внутри.

И ты можешь чувствовать Его везде, везде, везде - внутри, снаружи, повсюду. Его, ничего, кроме Него - Него, Его Вибрации.

Но ты  должен  заставить это замолчать (голову).  Пока она не замолкнет, ты не сможешь видеть НАСТОЯЩУЮ вещь - ты можешь только  делать сравнения, говорить, что это так или эдак... ох!

(молчание)

И как часто, как часто ощущение, что... Нет формы - есть форма и нет формы, это просто невозможно выразить. Ты также чувствуешь взгляд, и нет глаз - нет взгляда,  но есть взгляд;  взгляд и улыбка и...  нет рта, нет лица!  И все же его улыбка и взгляд и... (Мать смеется) ты не можешь помочь, сказав:  "Да, Господи, я глупый!" Но Он смеется - и ты смеешься, ты счастлив.

Это не может,  не может быть объяснено!  Это невозможно выразить. Ты не можешь ничего сказать. Все, что ты говоришь, это ничто, ничто.

Хорошо.

Как бы там ни было, если бы ты смог сделать из этого полстранички для "Бюллетня"...

Нет, я не способна говорить,  я не могу сказать ничего, что можно было бы напечатать;  это невозможно, невозможно. Это кажется мне столь искусственным, таким искусственным.  И, помимо того,  у меня от этого начинает болеть голова.

Так что только ты должен делать эту работу.  Ты можешь делать выдержки - предложение отсюда, предложение оттуда...

Да, дорогой.

Немного я стою в этот момент!

Принеси мне свою книгу 16 октября.

Сатпрем: Вот, что трудно - писать.

Вовсе нет,  мой дорогой!  Ты просто зовешь  Господа  и говоришь: "Так, теперь: вот программа." И этого достаточно - все придет.

Придет.

Сатпрем:  Было бы все в порядке,  если я писал бы рассказ или стихи, но писать нечто, что должно быть связано вместе...

Это не имеет значения! Оно свяжется невидимой нитью, и это будет гораздо интереснее.

12 октября 1962 AGENDA

Похожие записи:
Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.



Рейтинг@Mail.ru Траст. Анализ сайта ktoia.ru