Празднуя смерть…

smertКак-то Ошо слышал о трех монахах и поведал эту историю нам. Имена их неизвестны, потому что монахи никому и никогда их не называли, да и вообще, на вопросы не отвечали. В Китае они известны как «три смеющихся монаха».

Монахи делали только одно: когда приходили в какое-нибудь селение, они становились в центре базарной площади и начинали безудержно смеяться, да так, что глядя на них, люди, стоявшие рядом, смеялись от всей души.

 

Другие подходили к ним и тоже заражались смехом, вскоре собиралась огромная толпа, и, глядя на смеющихся, смеялись все. Когда смеялось уже все селение, монахи уходили в другую деревню. Люди их очень любили. Смех монахов был единственной проповедью, единственным посланием. Никогда они ничему не учили, они лишь создавали ситуацию.

«Три смеющихся монаха» вскоре стали известны во всей стране. Их уважал и любил весь Китай. Никто не проповедовал подобным образом – никто не проповедовал, что жизнь должна быть смехом и только смехом. Монахи смеялись не над кем-то в отдельности, а будто бы потешались над какой-то грандиозной шуткой. Так эти три удивительных человека распространяли веселье по всему Китаю, при этом, не произнося ни слова. Люди спрашивали, как их зовут, а в ответ они смеялись, поэтому их стали называть – «три смеющихся монаха».

Прошли годы, монахи состарились, и вот в какой-то деревне умер один из монахов. Все население деревни ожидало с интересом дальнейших событий, ибо теперь, когда один из них умер, два оставшихся в живых должны были его оплакивать. На это стоило посмотреть, так как еще никто не мог себе представить этих людей плачущими.

Собралась вся деревня. Два монаха стояли над трупом третьего и смеялись, да так, что животы их ходили ходуном. И тогда жители деревни взмолились: «Объясните хотя бы нам!»

И тут впервые за все время монахи заговорили. Они сказали:

«Мы смеемся потому, что этот человек одержал победу. Нам всегда было интересно, кто из нас умрет первым, и он нас опередил. Мы смеемся над своим поражением, мы смеемся над его победой. Он жил с нами много лет, мы вместе смеялись и наслаждались нашим сообществом. Иначе нельзя устроить ему последние проводы. Мы можем только смеяться».

Вся деревня опечалилась, однако когда тело умершего монаха возложили на погребальный костер, жители деревни поняли, что смеялись не только эти двое, но и третий, который был мертв – он тоже смеялся. Потому что этот третий еще при жизни дал указание своим товарищам: «Не переодевайте меня!».

Согласно обычаю, тело умершего омывали и переодевали, однако, он сказал: «Не омывайте меня, ибо я не был нечистым. В своей жизни я так много смеялся, что рядом со мной не могла собраться нечистота, она не смела даже приблизиться ко мне. Я не собрал пыли, смех всегда свеж и юн. Поэтому не омывайте меня и не меняйте мои одежды».

И вот, чтобы оказать умершему другу почтение, монахи не стали его переодевать. А когда тело возложили на огонь, внезапно оказалось, что монах кое-что припрятал в своих одеждах, и это был… китайский фейерверк! И тогда уже вся деревня принялась смеяться от души, а те двое воскликнули: «Мошенник! Ты умер и все равно оставил нас с носом. Ты смеешься последним».

Празднуя смерть… В ответ на великую шутку звучит великий смех. Это есть высшее; только человек, подобный Будде, может так смеяться. Эти три смеющихся монаха наверняка были тремя буддами.

Похожие записи:
Оставьте свой комментарий!

* Обязательные для заполнения поля
Все отзывы проходят модерацию.



Рейтинг@Mail.ru Траст. Анализ сайта ktoia.ru